Этим умам покоряется любая сфера нашей жизни: образование, медицина, высокие технологии. И каждая из разработок не просто идея на бумаге, а практико‐ориентированный проект. Например, ученые Научно‐практического центра по продовольствию выступили с предложением: подробно, до мелочей указывать ингредиенты на этикетках. И даже презентовали уникальный для стран ЕАЭС пошаговый метод определения пальмового масла в продуктах питания.

К слову, это одна из разработок топ‐10 Академии наук за прошлый год. Подробнее об инновациях настоящего Светлана Чернова.

- Реклама -

Не имеет запаха и вкуса, пластичное, хорошо держит форму. Бывает белого или светло‐желтого цвета.

Рафинированное пальмовое масло — ингредиент, который заменяет жировую основу в кондитерских изделиях, в молочке, снеках и полуфабрикатах, прибывает к нам из Индонезии и Малайзии. Урожай плодов масличной пальмы собирают примерно 4 раза в год.

Продукт дешевый, экономически выгодно, но ВОЗ говорит, не очень полезно, поэтому из‐за высокого содержания насыщенных жиров, рекомендует сократить его употребление, если, конечно, удастся распознать ингредиент в составе.

Елена Моргунова, заместитель гендиректора НПЦ по продовольствию НАН Беларуси: “Многие производители стараются либо его спрятать внутри продукта либо просто не показывать на маркировке продукта. Спрятать его можно под такими терминами, как “заменитель молочного жира”, “заменитель какао‐масла”, “заменитель растительных жиров”. Поэтому сложно обычному потребителю, прочитав даже маркировку, понять, присутствуют ли там пальмовое масло и его фракции или нет”.

В это дело вмешался Научно‐практический центр Академии наук Беларуси по продовольствию. Коллектив ученых разработал метод идентификации пальмового масла в продуктах. Почти пятилетний результат работы вошел в топ‐10 достижений Академии наук за 2019 год. Алгоритм с поэтапным определением ингредиента не имеет аналогов на территории стран — участниц ЕАЭС. К слову, ученые выступили и с предложением обязательной расшифровки состава продуктов.

Елена Моргунова, заместитель гендиректора НПЦ по продовольствию НАН Беларуси: “На сегодняшний день внесены изменения в технические регламенты Таможенного союза о маркировке, где указано добровольное согласие о полной расшифровке всей жировой составляющей, которая входит в состав продукта на маркировке. Добропорядочные производители на сегодняшний день так и делают, нужно просто дождаться пока это будет обязательным”.

Между делом работа над новыми проектами с пометкой “для здоровья” продолжается, а значит, задача остановить поток некачественного пальмового масла поэтапно решается.

Здесь же ученые Научно‐практического центра по продовольствию адаптируют методику определения в растительных маслах глицидиловых эфиров. Если проще, канцерогенов, которые образуются при температуре выше 200 градусов. Согласно санитарным нормам, количество этого вещества в подсолнечном, рапсовом или том же пальмовом маслах не должно превышать 1 %. К слову, именно “пальма” — лидер по содержанию глицидиловых эфиров.

Аппарат не обманешь. Благодаря прибору с многократным увеличением отчетливо видно: в пористой структуре маленькой пластинки стволовые клетки зафиксированы надежно. Их роль переоценить трудно, особенно в хирургии. Стволовые клетки ускоряют заживление тканей и препятствуют развитию спаек брюшной области. Правда, медикам пришлось решить головоломку, каким образом удержать стволовые клетки в месте разреза. На помощь пришел коллектив Института химии и новых материалов Академии наук.

В мире такой технологии пока нет. Носитель из обычного пектина (это сложный углевод, который содержится в овощах, фруктах, его добавляют в зефир и пастилу) абсолютно прост в приготовлении. Пектиновый порошок растворяют в дистиллированной воде и на полчаса оставляют на магнитной мешалке — это первый этап рождения спонжа для стволовых клеток.

Далее пектиновый раствор наливают в чашку Петри и замораживают. Получается вот такой образец. Из него удаляют лед, остается сухая пектиновая пластина.

Клинические испытания с биосовместимым носителем пройдены успешно. Доктора новую методику уже готовы протестировать на пациентах со спаечной болезнью. А в Институте химии новых материалов пошли дальше — пектиновые носители решили дополнить антибактериальным эффектом.

Болезнь легче предупредить, чем лечить — такой смысл заложен в эту разработку. Крошечная пластина диагностирует онкологические заболевания крови. Над методом, который, по сути, сможет заменить поход в поликлинику и позволит проводить лабораторные испытания дома, работали специалисты Института биофизики и клеточной инженерии Академии наук совместно с командой зарубежных ученых.

Екатерина Слобожанина, завлабораторией Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси: “Теперь нанобиотехнологии рвутся в медицину. Надо было получить биосенсор, куда можно было поместить клетку патологическую, получить от нее сигнал и этот сигнал в физический сигнал, который считывает уже прибор”.

Основа биосенсора — вещество, напоминающее вату, поверх которого нанесен оксид цинка. Патологическая, т.е. нездоровая клетка вместе с каплей крови помещается на маленькую подложку и просвечивается лучами в специальном аппарате. Способность оксида цинка отражать и улавливать свет помогает выявить заболевания на ранней стадии.

Александр Тамашевский, ведущий научный сотрудник лаборатории Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси: “Нам обрабатывает программа эти сигналы. Мы смотрим, что там происходит — увеличивается сигнал, уменьшается. Таким образом, он меняется с течением времени. И вот в сравнении с нормальными клетками мы видим, например, что клетки светят в два раза сильнее”.

Осталось представить прототип компактного прибора, который будет опознавать патологические клетки и расшифровывать результаты. Над этим пока ведется работа. Теперь главная задача — сделать инновационную диагностику доступной каждому. Этот принцип и лежит в основе работы белорусских ученых.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here