В России начинает работать ресурс со сведениями о налоговых разрывах, он поможет бизнесу из сферы АПК проверять добросовестность поставщиков. Для этого компаниям придется раскрыть часть данных, составляющих налоговую тайну.
Как проверяют добросовестность
Зная ИНН контрагента, можно проверить, выявлен ли в его операциях признак налогового разрыва — наличия несформированного источника по цепочке поставщиков для принятия к вычету сумм НДС. Если компания попадает в реестр, ресурс раскроет о ней только четыре вида сведений: ИНН, название, квартал, по декларации за который выявлен признак налогового разрыва, и дату размещения этой информации.

База данных будет формироваться на основе сведений из АСК НДС‐2 — системы контроля ФНС, позволяющей налоговикам автоматически выявлять случаи уклонения от уплаты НДС или попытки мошеннического возмещения налога, а также доначислять платежи. ФНС будет предоставлять информацию о разрывах у контрагентов в два этапа, уточнила пресс‐служба ФНС. Сначала налоговики сообщат о самом факте разрыва (в срок до двух месяцев с момента окончания срока на сдачу налоговых деклараций), а еще через месяц уточнят, был ли урегулирован выявленный разрыв. Если его не устранят, то любой налогоплательщик, получивший письмо, сможет сообщить об этом через реестр Ассоциации добросовестных участников рынка АПК.

С конца января в России заработал сервис по выявлению поставщиков, имеющих налоговые разрывы, он позволяет компаниям проверять своих контрагентов. Ресурс запустила Ассоциация добросовестных участников рынка АПК, он охватывает компании сельскохозяйственного сектора, которые согласились раскрыть часть данных, составляющих налоговую тайну. Крупные компании раскроют свою налоговую тайну в части налоговых разрывов, говорят консультанты и подтверждает ФНС.

- Реклама -

«Эта работа инициирована подписантами Хартии в сфере оборота сельскохозяйственной продукции (ее разработала Ассоциация добросовестных участников рынка АПК, хартию подписали около 3,4 тыс. компаний. — РБК). Речь идет о совместной политике по противодействию незаконным действиям на рынке сельскохозяйственной продукции, которая направлена на открытое и добровольное взаимодействие налогоплательщиков между собой для поддержания налоговой дисциплины на рынке», — сообщила РБК пресс‐служба ФНС.

«Налоговый орган только безоценочно сообщает о факте несформированного источника (без привязки к факту, кто и как допустил налоговое правонарушение), сами налогоплательщики принимают решение о размещении контрагента (у которого есть несформированный источник для принятия к вычету сумм НДС) в списке, но только если имеется ранее выданное этим контрагентом согласие», — подчеркивает ФНС.

Согласие на раскрытие данных уже дали около 3,5 тыс. компаний. Среди них — торговый дом «Риф», Glencore, «Астон», Cargill, Louis Dreyfus, «КЗП‐экспо», «Зерно‐трейд», «Юг Руси», «Эфко», «Содружество», «Макфа», «Русагро», группа «Продо».

При чем тут налоговая тайна
Информацию о себе участники рынка предоставляют добровольно. Налоговые декларации и сведения о несформированном источнике защищаются налоговой тайной: это означает, что доступ к ним имеет ФНС, но не другие участники рынка. Но компании имеют право отказаться от режима налоговой тайны в отношении информации о себе — для этого они должны направить соответствующую заявку в налоговую.

ФНС еще в прошлом году озаботилась ситуацией на зерновом рынке. Зерновой рынок — один из самых рисковых в России, заявила начальник отдела анализа налоговых рисков и планирования налоговых проверок контрольного управления ФНС Варвара Бурлевич: «Он работает с низконалоговыми и офшорными юрисдикциями, очень часто отрасль работает в убыток и, соответственно, возмещает огромные суммы налога на добавленную стоимость».

«Кто‐то соглашается без переговоров с налоговиками, кто‐то находится в переговорах», — отмечает старший менеджер группы корпоративного налогообложения KPMG Николай Симоянов.
Например, ситуация неоднозначна для компаний, которые присутствуют не только в зерновой отрасли, но и в других. Налогоплательщики «сами обратились в ФНС России с просьбой запустить процесс информирования о разрывах», ответили в пресс‐службе ведомства.
«Для участия в информировании раскрытие иной налоговой тайны не требуется, и ФНС никому не предлагает отказываться от налоговой тайны. ФНС проводит разъяснительную работу по вопросам о том, каким образом можно участвовать в системе информирования и какие преимущества дает такая система — возможность, не дожидаясь актов проверок (и штрафов), урегулировать в текущем режиме имеющиеся проблемы», — добавили в ФНС.
В октябре 2018 года ФНС направила крупным компаниям сектора АПК письмо (есть у РБК), в котором заявила о готовности предоставлять сведения о налоговых разрывах у поставщиков в случае, если сами компании дадут согласие на отказ от налоговой тайны. ФНС «настоятельно рекомендует крупным налогоплательщикам сделать налоговые декларации общедоступными», говорит партнер департамента по налогообложению и праву Deloitte Антон Зыков. «На условиях анонимности компании сообщали о встречах с налоговыми органами на разных уровнях, на которых налогоплательщиков старались склонить к отказу от налоговой тайны», — указывает он.
«В теории компании снижают налоговые риски. Если все компании на одном рынке соблюдают правила игры, то те, кто не соблюдает, автоматически попадают в черный список и перестают быть контрагентами. Взамен компании получают некую индульгенцию: они сделали все, что могли, для проверки поставщика, и если, несмотря на эти проверки, появляются претензии, компания от них более застрахована», — говорит Николай Симоянов.​
После положительного опыта в АПК такой механизм распространят и на другие отрасли, считает Нестеренко​.
«У многих отраслей есть спрос на подключение к этой базе, поскольку они хотят снижать свои налоговые риски», — добавляет Симоянов.

«В некоторых отраслях не было предварительной стадии обеления, которую прошла зерновая отрасль. Нужно какое‐то время, чтобы перестать работать с недобросовестными контрагентами», — указывает эксперт.

«После проведения «пилота» на сельскохозяйственном рынке ФНС готова будет предложить другим отраслям и рынкам воспользоваться системой информирования», — подтвердили в ФНС.

Чем раскрытие налоговой тайны поможет рынку

«Механизм прозрачности интересен бизнесу, работающему в отраслях экономики, где, к сожалению, деятельность часто ведется с использованием фирм‐однодневок. В результате добросовестный бизнес испытывает налоговые проблемы, когда сталкивается с недобросовестными контрагентами. В этом отношении АПК является одной из проблемных отраслей», — говорит руководитель группы урегулирования налоговых споров EY Алексей Нестеренко.

ФНС как контрольный орган будет ужесточать налоговое администрирование операций между налогоплательщиками и недобросовестными контрагентами, чтобы сделать отношения с фирмами‐однодневками экономически неэффективными для бизнеса, добавляет он: «Чем последовательнее ФНС будет действовать, тем больше это будет подталкивать бизнес к повышению прозрачности».
Не первый подход к налоговой тайне
В 2018 году ФНС сделала общедоступными несколько наборов данных, относившихся к налоговой тайне. В течение полугода служба последовательно опубликовала данные о специальных налоговых режимах в компаниях, численности сотрудников, участии в консолидированной группе налогоплательщиков, финансовые результаты, сведения о задолженности компаний, нарушениях и штрафах.
В чем минусы механизма
База будет наполняться не напрямую из АСК НДС‐2, а за счет добровольных сообщений налогоплательщиков, обращает внимание Зыков. Но механизма проверки достоверности информации, поступающей от них, нет, и не каждый «захочет признаваться, что у него в цепочке поставщиков есть недобросовестные налогоплательщики». Из‐за этого база может быть неполной.
Кроме того, отказ от режима налоговой тайны предусматривает, что общедоступными станут «не только обобщенные цифры о налогооблагаемой выручке и размере налоговых вычетов, но и полные книги покупок и книги продаж налогоплательщиков», которые компании могут захотеть сохранить в тайне, но их можно будет запросить у ФНС.
Еще один минус в том, что база данных не заменяет самостоятельную оценку рисков, отмечает Зыков. «Неясно, как быть, если неуплата НДС произошла на уровне второго‐третьего‐четвертого звена в цепочке поставок. Если удаленные поставщики не сделают доступными свои налоговые декларации, то для конечного покупателя проверить их добросовестность будет невозможно», — резюмирует эксперт.
Сервис позволит выявлять однодневки, но крупнейшие компании вряд ли будут проверяться, считает партнер компании НАФКО Павел Иккерт: их контрагенты и так знают, «что у крупнейших налогоплательщиков есть капитал, есть участие в нем государства, это в целом само по себе гарантирует их добросовестность».
Для участия в проекте участники рынка должны обеспечить согласие на отказ от налоговой тайны и со стороны своих контрагентов, обращает внимание специалист практики имущественных и обязательственных отношений НЮС «Амулекс» Виктория Соколова (такой пункт предлагается включать в договоры с контрагентами). Такие действия «могут быть выгодны только крупным компаниям, которые вправе выбирать контрагентов на рынке услуг, а остальные участники рынка вынуждены будут включать в договоры соответствующие условия с целью обезопасить себя от дальнейших претензий», считает она.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here