Монопродуктовые проекты стали одним из самых горячих сегментов рынка франчайзинга в 2018 году. По динамике числа предложений лидируют мясопроизводители и хлебопеки из регионов.
Доля продуктовых монобрендовых франшиз в структуре российского франчайзинга составляет 5%. И этот сегмент вырос за последний год по количеству предложений (среди которых лидируют мясопроизводители и мясопереработчики) на 40%, следует из расчетов Franshiza.ru. Анна Рождественская, руководитель отдела продажи франшиз компании “Франкон”, отмечает, что это один из немногих сегментов, где доля региональных франшиз приближается к 90%, зато основной спрос обеспечивают потенциальные франчайзи из Москвы и ближайшего Подмосковья. По данным Franshiza.ru, порядка 7 – 8% общего потока заявок приходится именно на продуктовые франшизы.
В чем преимущества торговой точки с одним продуктов по сравнению с супермаркетом, которые теперь на каждом шагу?

Постепенно нарабатывается культура потребления, люди не против зайти в магазин около дома и купить, например, кусочек хорошего сыра или качественную молочную продукцию”, — объясняет Анна Рождественская.

Кроме культурного фактора, есть и экономический: формат фирменной розницы в некоторых случаях помогает снизить стоимость продукции для конечного потребителя до 30% — за счет того, что в цепочке пропадает одно, а иногда и несколько звеньев, отмечает Рождественская.

- Реклама -

Андрей Попов, эксперт по франчайзингу, аналитик компании “Сабвэй Россия”, уверен, что желание развивать продуктовые франшизы вызывают другие соображения: “Причины открытия подобных магазинов производителями, хоть по франчайзинговой схеме, хоть самостоятельно  связаны со сложностями входа в товарную матрицу основного ассортимента торговых сетей, — уверен он. — Если тебя не берут в свои торговые сети крупные ретейлеры — открой свою сеть. Если нет денег на открытие собственной сети — создай франшизу”.

Андрей Попов жестко относится и к чистоте франчайзинговых рядов: “Очень многие из недавно появившихся концепций не передают права на использование своих товарных знаков”. Он предлагает проверять реестр товарных знаков Роспатента, где регистрируются лицензионные договоры и договоры коммерческой концессии.

Но одно из преимуществ франшизы для производителей очевидно.

Фирменный магазин — это всегда прямая коммуникация производителя с покупателем, которая позволяет, во-первых, донести ценности бренда (свежесть, ассортимент, качество обслуживания), а во-вторых, получить обратную связь по ассортименту,” — напоминает Анна Рождественская.

Стас Степанкин, руководитель направления по работе с франшизой магазинов “Ремит. Вкусные колбасы”, с этим согласен: “Собственная франшиза — это идеальная возможность сделать сеть магазинов с узнаваемым дизайном. Это продвижение и реклама бренда производителя. А главное, возможность для производителя управлять ценообразованием и быстро, на системном уровне, изучать эластичность спроса на тот или иной продукт в своем ассортименте”.
Редко кто из производителей продает через франчайзи существенную долю общего объема своей продукции, напоминает Анна Рождественская. Это доля редко достигает 10%, продажи идут в основном через оптовый канал и торговые сети. Именно быстрая обратная связь является преимуществом франчайзинга. Более того, через подобные магазины производитель может предложить продукт, которого нет в других каналах сбыта. Например, по словам Анны Рождественской, производитель мороженого “Чистая линия” запустил в 2017 году франшизу баров-мороженых, где любой желающий мог выбрать из нескольких видов эскимо и окунуть его в любой вид глазури.

Риски и перспективы
По мнению Андрея Попова, “выживаемость” концепций определяется не столько ассортиментом, сколько ценностью продукта, ценами на этот продукт, сервисом и стратегией компании. Положительные и отрицательные примеры, по его словам, есть как в монобрендовых концепциях (активно открывались и последовательно закрывались — после того как компания “зашла” в сети — магазины “Лосево”), так и в универсальных магазинах (активно открывались, а потом закрылись все магазины сети “Фреш”).

Самыми перспективными Андрей Попов считает два типа магазинов — свежего мяса и свежевыпеченного хлеба: “Предпосылками к перспективному росту я бы назвал повышенный спрос на “свежесть”, а также выравнивание цен в сравнении с сетевым ретейлом или их незначительное отличие, которое воспринимается потребителем как допустимая переплата за свежесть. Спрос в подобных концепциях, при всех прочих равных условиях (качество, сервис), будет полностью зависеть от доступности, удобной локации.

Еще одним фактором, влияющим на “выживаемость”, является отмечаемое аналитиками существенное снижение среднего чека при покупках в продовольственном ретейле. По данным службы “Ромир”, средний чек в июле 2018 года составил 496 руб., и это минимум за последние два года.

Для франчайзинговых предприятий, указывает Андрей Попов, существенным будет поведение франчайзера: готов ли будет производитель вместе с владельцами магазинов подстраиваться под потребительское поведение, нацеленное на экономию, или будет заботиться только о своей прибыли. Это одна из скрытых угроз франчайзинговых проектов. В отличие от собственной сети производителя, где он мог бы управлять ценами, перекладывая деньги из одного своего кармана в другой, во франчайзинговой схеме участвуют два хозяйствующих субъекта и есть место для конфликта интересов производителя и продавца.
Наконец, какую бы схему окупаемости франчайзер ни описывал при продаже франшизы, будущему франчайзи следует учитывать возможность ее корректировки в реальных условиях.

Нельзя открывать бизнес на последние свои сбережения или в кредит. У человека должна быть какая-то подушка безопасности — это просто аксиома, — предупреждает владелец сети Harat’s pub Игорь Кокоуров. — Серьезная ошибка — вложить в открытие бизнеса все до копейки и потом оказаться без средств на операционные расходы”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here